Горный туризм. Центральный Кавказ 2014. Опыт самостоятельного восхождения на Эльбрус.

Недавно мне на почту упало письмо рекламного характера от одной турфирмы, продвигающей активный отдых. В нём предлагался тур стандартного восхождения на одну из вершин Эльбруса примерно за семь дней, по стоимости со всеми расходами на инструкторов, проживание, прокат снаряжения, билеты и прочее, примерно в 50 тыс. руб. на человека. В общем-то, это примерно стандартная цена на такой тур. Я глубоко выдохнул, и написал знакомой девчонке, с которой мы зашли на Эльбрус в сентябре 2014 года, что мы с ней сэкономили кучу денег. ) О том как это было, я сейчас и расскажу.

Мы решили пойти на Эльбрус после завершения основного горного похода 2 кс. по Кавказу. Два человека из нашей группы поехали домой, ну а трое, пошли на восхождение. К слову, Эльбрус это вулкан с двумя вершинами. Мой друг Сергей, уже был на Западной вершине Эльбруса. Она выше восточной на 21 метр, поэтому, чтобы ему было интересно идти снова, мы решили подняться на Восточную вершину. Её высота, согласно Википедии составляет 5621 м. На такую высоту я, и ещё одна участница — Дуня, ещё не поднимались. Мой предыдущий рекорд по высоте был 4810 м. на Монблане. У Дуни, в её 20 лет, вообще всё в жизни впервые. Везёт человеку. )

Почти весь поток восходителей идёт на Западную вершину. Она же выше. ) Поэтому даже после окончания официального сезона восхождений в конце августа, туда ежедневно, при хорошей погоде, поднимаются десятки людей. В основном конечно все идут с гидами, но есть и самостоятельные походники, вроде нас.

Лирическое отступление: На этой фотографии Залиханов Чокка Асланович, Балкарец из поселка Тегенекли. Он совершил 209 восхождений на Эльбрус. Последний раз поднялся на Эльбрус в 1968 году в день своего 110-летия. Его портрет вы увидите сразу, как только выйдете из кабинки подъёмника на станции Мир.

Мы приехали на поляну Азау уже достаточно поздно. Это посёлок у подножия горы Эльбрус расположенный на высоте 2300м. К нему идёт хорошая асфальтовая дорога. По пути у дороги есть прокатные магазины снаряжения, в которых можно помимо проката, бесплатно распечатать график погоды на Эльбрусе на ближайшие три дня и выпить кофе. )) На самой поляне есть продуктовый магазин, едальни, сувениры. Тут типичный адок популярных мест. Кучи праздного народа, шашлЫки, таксисты, и прочий балаган. Правда в сентябре этого уже меньше, чем летом.

Здесь нужно обратить внимание, что подъёмник работает не круглосуточно. В сентябре он работал до 18.00 часов. Народу не было практически никого. Купили билеты, и поехали вверх. Вокруг типичный техноген. Всё изрыто строительной техникой. Гора активно обрастает новыми дорогами и горнолыжными склонами, но без снега всё это выглядит очень уныло. Лучше смотреть наверх. )

Вот братья Большой и Малый Когутай.

У старой канатной дороги две линии:

Азау — Старый Кругозор (3000м), и Старый Кругозор — Мир (3500м.) Есть так же новая канатная дорога, которая быстрее, комфортнее, но не каждый день работает, и вроде бы дороже. На станцию Мир обычно поднимаются простые люди, не идущие на вершину, а желающие пофоткаться летом на фоне снега. ) Или лыжники. Тут уже довольно прохладно. У станции встретили отделение солдат с альпинистским снаряжением, которые готовились к тренировке на леднике. Судя по виду, настроение у них было не очень боевое. У нас тоже. Был приличный дубняк, накрапывал противный мелкий дождик.
От станции Мир пошли пешком сначала до приюта «Бочки». Это жилые вагончики, где можно переночевать за деньги. Есть электричество. А потом по свежей грунтовой дороге к «Приюту одиннадцати». Самой якобы высокой гостинице, расположенной на высоте 4000 м. Но мы идём ещё выше, до базы МЧС. И вписываемся к ним в домик.

«Бочки.»

На следующий день у нас запланирован акклиматизационный выход до скал Пастухова. Палит яркое солнце, на горе полно народу. Кто-то идёт так же как мы, кто-то уже спускается сверху. Жизнь кипит! От нашей стоянки до скал Пастухова нужно набрать всего метров 500 высоты, но даётся это не очень легко. Сказывается и высота, и то что постоянно приходится идти на подъём.
Дорога представляет из себя вспаханый ратраками снежный наст, идти по нему не очень удобно. Кое где по бокам и даже на этой дороге, под снегом просматриваются небольшие трещины. Здесь закрытый ледник. Вне дороги лучше не гулять.
Поднялись даже чуть выше скал Пастухова, примерно до 4900 м. На самих скалах видно несколько палаток. От некоторых из них остались только лохмотья. Отсюда некоторые стартуют ночью на восхождение, но ночёвка на этой высоте может быть очень опасной.

Один из домиков МЧС.

Легендарная Ушба, она же «Шабаш ведьм», и «Маттерхорн Кавказа». К слову, эта двухвершинная гора уже за границей России, в Грузии.

В 2016 году нам посчастливилось посетить дом-музей легендарного грузинского альпиниста Михаила Хергиани в Сванетии, жизнь которого нераздельно связана с этой горой, но об этом будет отдельно.

Наш лагерь у той гряды скал внизу слева. Фото примерно от скал Пастухова.

Спустились в наш домик, натопили снега, приготовили поесть. Больше дел в этот день нет. Из-за нехватки времени у нас всего одна попытка восхождения. Если этой ночью с погодой не повезёт, то поедем домой. Но по прогнозам, окно должно быть. Пытаемся днём поспать, но не получается. В три часа ночи выходим на подъём. На улице холод и непроглядная тьма.

Перед выходом основательно утепляемся. Этот момент имеет очень важное значение. Ночью в горах температура опускается довольно сильно. Ближе к вершине этот нюанс становится критичным. На случай непогоды, а с ветром минусовая температура по ощущениям увеличивается многократно, нужно обязательно иметь запас в одежде. Непродуваемая куртка, штаны, пуховый жилет, тёплые непродуваемые рукавицы, очень хорошая обувь с бахилами, или пластиковые горные ботинки, это необходимый минимум.

У нас из одежды не было даже этого минимума. Не было пластиковой обуви, бахил, пуховых курток. В прокате цены для нас оказались великоваты. Я взял из дома зимние кожаные мотоперчатки с утеплителем, на них надевал непродуваемые лыжные рукавицы. Поверх обычных штанов надел непродуваемые штаны от мотодождевика, на ботинки тоже мото бахилы, пуховый жилет. И этого было мало даже для хорошей погоды!

Перед нами, вдалеке, двигалась одинокая фигура какого-то восходителя. Вскоре он от нас отрывается, и скрывается из виду. А внизу в лагере Приюта Одиннадцати виден свет, и слышно как работают двигатели ратраков. Вскоре они начинают ползти вверх, со множеством народа на борту. Это очень обидное чувство, когда вроде бы вышел раньше, а в итоге, оказался последним. К тому моменту, как мы поднялись к скалам Пастухова, к началу косой полки, нас обогнало три ратрака, и народ был уже впереди. Притом что Серёга с Дуней вваливали как оголтелые, и я за ними не поспевал. Они меня периодически ждали, но полноценных остановок на отдых не делали. С одной стороны, меня это очень злило, с другой, я понимал, что чем меньше остановок, тем лучше. Впереди ещё очень много работы.

Ратрак обогнал. В кузове у него ехало с десяток восходителей. Они провожали нас долгим непонимающим взглядом. )

   Несмотря на всю эту подготовку с утеплением, пальцы рук и ног нещадно мёрзли. Хотя была безветренная ясная ночь. Я пытался ими на ходу шевелить, но это помогало лишь отчасти. Я шёл и думал о том, как определить тот момент, когда это будет не просто чувство холода, а уже обморожение. Этого мне совершенно не хотелось, а граница между этими ощущениями может быть очень размыта. Когда мы делились своими впечатлениями после восхождения, ребята тоже рассказали о схожих ощущениях. Такой одежды хватает на пределе!
Доходим до косой тропы (полки), и начинаем движение по ней. Полка опасна тем, что если с неё соскользнуть, то самоостановиться будет уже очень сложно. Много несчастных случаев на Эльбрусе происходит именно здесь, когда люди от усталости, под действием горной болезни, или внезапной непогоды, сбиваются с пути, и улетают в «трупосборник». Это место представляет из себя нагромождение камней, льда и трещин далеко внизу. Соскользнувший с тропы человек попросту там разбивается.
Начинается рассвет, и  немного теплеет. Сил уже меньше. Прошло уже три с половиной часа с начала выхода из лагеря. Набор высоты даётся тяжело. Казалось бы, ну что там тысяча метров. Мы в городе километр проходим за 15 минут, но набрать километр в высоту в условиях высокогорья, идя постоянно в гору, это намного тяжелее.

Иду. Главное держать выбранный ритм..

   Догоняем некоторые группы с гидами. У них в группе совсем разный народ, по некоторым уже видно, что на вершину они не попадут. Ну да, ленивый турист, что ты можешь без ратрака?!

   Выходим на седловину (5300м). Остался всего 321 метр. )) Видна огромная очередь на тропе, ведущей на Западную вершину, мы же идём на Восточную. Похоже в этот день на неё никто не поднимался. Следов никаких нет, людей тоже не видно.

Наградой нам становится великолепный восход.

   Немного огибаем Восточную вершину и начинаем подъём по снежно скальному склону. И тут я понимаю, что у меня начинается горная болезнь! Меня немного подташнивает, в животе тоже неприятные ощущения, голова кружится. Я говорю об этом Сергею, но состояние ещё вполне боевое, только отстаю всё больше и больше. Они сердятся, но виду не подают. ) Я же, осознаю тот факт, что если я сейчас остановлюсь, и поверну назад, то и всем придётся спускаться. По одному в горах не ходят. Это будет таким ударом для Дуни, что она мне это потом будет всю жизнь припоминать. ) Потому что, она больше всех мечтала об этом восхождении, и как никто из нас хотела взойти на эту будь она неладна гору. Поэтому я иду. И изо всех сил стараюсь не останавливаться. Но чувствую себя всё хуже. Примерно за сто метров до вершины, я понимаю, что больше не могу идти вверх. Такое ощущение, что всё, дальше не смогу сделать ни шага. Да и вообще, думаю, какая разница на 5600 я взошёл, или на 5500. Уже можно всем смело говорить, что был на вершине. Сергей предлагает спуститься. Я отказываюсь. Говорю им, чтобы шли на вершину, я их здесь подожду. Это довольно рискованый ход. Известно много случаев, когда людей вот так оставляли, а они из-за горной болезни временно теряли рассудок, и уходили в другую сторону, и там погибали.
Но у меня состояние всё же было не настолько плохое, поэтому мы пошли на этот шаг.

Вид на Западную вершину. Тёмные точки на верхней части тропы, это люди.

   И они ушли. Я же постоял минут пять. Как-то холодно, да и скучно просто стоять. И пошёл потихоньку наверх, вслед за ними. Ну и как-то само-собой тоже поднялся. Дуня меня сразу спросила как я себя чувствую, и тут же получила в ответ всё что я думаю по поводу этой горы, восхождения и самочувствия. Как потом выяснилось, она себя чувствовала не лучше, да и ноги у неё замёрзли сильно больше нашего, но она ни слова не сказала.

    А на вершине тем временем не было ни души. Мы очень обрадовались этому факту. Вообще нас переполняла радость, которую я лично с трудом сдерживал вместе с приступами тошноты. )) Мы поднялись на самую высокую вершину России, да и Европы тоже. Ещё одна галочка в личной «зачётке», которая никому кроме нас не нужна, но которая в то же время так приятна.

Моё довольное лицо.

И Дуни. ))

Пейзажики.

Этот карманный медведь Дуни, увидел за один год столько вершин Кавказа, сколько не видел ни один медведь за всю свою жизнь. )

Но пора было идти вниз. Пройдя до вершины путь длинною почти в семь часов, и пробыв на вершине 40 минут, мы пошли обратно. Коллективное фото на память.

На соседнем конусе видна тропа, медленно уходящая к Западной вершине Эльбруса.

Сверяюсь с картотекой.

Ещё идти и идти.

   Спускаться было тяжело, особенно долго шли по косой полке. Да ещё колени на спуске начали побаливать. В середине полки нагнали двух гидов, которые в связке посередине спускали человека в таком состоянии, в котором мне ещё людей видеть не приходилось. У него были симптомы очень сильной горной болезни, он шёл как пьяный, глаза его были полузакрыты, он почти терял сознание. Они тащили его пинками и криками, чтобы хоть как-то его оживить. С нами они дошли до скал Пастухова, где поднимающиеся ребята дали ему лекарства и воды.

Погода же стремительно портилась. Такая ясная и солнечная с утра, она менялась на глазах. Всё заволокло облаками, началась лёгкая метель. Погодное окно стремительно закрывалось. Такая непогода настигла нас ещё на косой полке, и мы были очень рады, что всё таки успели спуститься до скал в самом начале этого хаоса. А на часах было всего лишь двенадцать.. Подумайте об этом те, кто выходит на восхождение во время завтрака.

Вот такое у нас получилось восхождение. Не без сложностей, но мы это сделали. Надеюсь, и дочитавшие до этого места, тоже смогли немного проникнуться моментом. В заключение, хотелось бы сказать, что Эльбрус не такая уж простая гора, как многие о ней думают. По словам местных спасателей, Эльбрус забирает в год больше жизней, чем Эверест, Монблан, Хан-Тенгри. Климат суровый, высота чувствуется очень остро, бывают выбросы сероводорода. Да ещё и всеобщая доступность. Именно кажущаяся простота и убивает. Чего там идти то, сел на подъёмник, и через пол часа ты уже на 4х тысячах. И без должной акклиматизации человеку очень скоро становится плохо. Не нужно забывать, что у нас уже была акклиматизация перед восхождением, да и то, она мне помогло лишь частично.

На этом всё. Эльбрус, которому без малого 20 млн. лет, лишь на какое то мгновение открылся для нас, чтобы позволить себя нет, не покорить, а лишь дать нам возможность немного взглянуть на это ледяное царство, и возможно увидеть в нём, как в зеркале, своё истинное отражение, а потом так же быстро закрыл свои двери.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *