Дорогами Закавказья. Часть I. Даргавс.

Эта поездка началась в конце июня 2015 года. Отпуска с Надей специально брали в начале лета. Хотели избежать сильной жары, какие наивные мы были.
Из примечательного в первый день: уже в Ростовской области попали под сильную грозу. На мотоцикле это очень весело: вроде бы тучи на горизонте — надо остановиться одеть дождевики. Одели. Дождь прошёл мимо и очень жарко. Надо бы остановиться снять дождевики. Сняли, началась гроза. )

И вот мы едем, и любуемся многочисленными вертикальными молниями далеко в полях, и тут молния попадает в столб, стоящий недалеко возле дороги. Красивый сноп искр, и сопровождающий этот фейерверк треск и громовой раскат, заставил меня по другому взглянуть на данную ситуацию. Ах тудыть его растудыть! Страшно однако! И постарались спрятаться за фуру, насколько это было возможно. )

Платные трассы скоро достроят до самого синего моря. Я сбился со счёта, пока их все проехал. Вечером приехали в Ростов, и заселились у ребят с кауча. Они нам оказали очень тёплый приём.

С ребятами из Ростова.

Далее просто ехали. Второй дневной перегон. Про движение на Кавказе все наслышаны. При этом, полицейские засады почти в каждом придорожном кусте населённом пункте. Без приключений доехали до Владикавказа. Вечерело, но очень хотелось посмотреть на памятник Святому Георгию в Северной Осетии (42°57’32″N   44°12’42″E). Тем более, что граница с Грузией была уже закрыта.

Он установлен недалеко от города Алагир, на Транскавказской магистрали — дороге, которая ведёт в ныне опальную Южную Осетию (да, есть и такое государство).

К сожалению, к месту приехали уже в сумерках. Фотографий хороших не вышло, но будет повод ещё раз сюда заехать. Тем более, что памятник довольно оригинален.

Ехать по темноте до места ночёвки было немного страшно. Местные водят очень весело. Кстати о месте ночёвки: перед поездкой штудировал интернеты в поиске нормальных гостиниц с охраняемой стоянкой, и что-то ничего интересного не попадалось. Решил поискать через Авито, и бинго! Есть предложения на гостевые дома. Мы выбрали один из них: гостевой дом Хонга, Село Гизель, ур. Кирова, 3.

Контакты: 89288574253, 89188317359. Может кому пригодится. У них и кафе своё есть. Не супер, но для этой местности нормально. Ценник был 1000р за двухместный номер.

На следующий день решили с Надей посмотреть так называемый «Город мёртвых» у селения Даргавс. Раз уж мы оказались в Северной Осетии в светлое время суток бывает же такое, нужно этим воспользоваться. Эта местность тоже богата на исторические памятники. По пути нам встречались остатки башен и склепов, но времени было немного, и мы не останавливаясь, ехали в селение Даргавс. Дорога представляет собой горный грунтовый серпантин (по уверениям Википедии длиной 14 км), проходимый для любого автомобиля. Почти для любого: по пути пришлось поработать техничкой. Съездили в ближайшее село по просьбе людей из девятки, у которой на подъёме порвало патрубок охлаждения, и сообщили о случившемся.

Спасательная экспедиция в самом разгаре.
По дороге к селу.
Окружающая местность была заселена ещё в древние времена, но в настоящее время здесь не очень много жителей. Все едут в города.
Одного барашка кто-то срезал на сувениры.
 Вдалеке виднеется какая-то заснеженная вершина. Наверно это Казбек.
А барашка пришлось прифотошопить на место. )
Город мёртвых — это историко-архитектурный памятник XIV-XVIII веков. В горных селениях осетин сооружались склепы в виде надземных фамильных усыпальниц для коллективных погребений. Непосредственно возле села находятся более 90 надземных каменных склепов, а так же родовые каменные башни.
У этого места довольно мрачная история. Некогда здесь свирепствовала эпидемия чумы, унёсшая жизни многих тысяч осетин.
Говорят, что в эти склепы  заражённые чумой уходили целыми семьями, чтобы не заразить тех, кто ещё здоров.
Ну а нас возле мёртвого города встречают двое вполне живых осетинцев, играющих в нарды.
На склоне пасутся вполне живые овцы, и никто из них не думает умирать.
Сейчас это место не представляет опасности, и стало историческим памятником.
Хотя в каждом склепе захоронено множество людей. И их останки видны через окна. Кости, черепа. Остатки их одеяний. Всё это там лежит. Но я не стал фотографировать. Таких фотографий много в интернете. Возле одной из могил даже красуется человеческий череп. Кто-то его достал, чтобы сделать атмосферную фотографию. Но это как-то чересчур, хотя я считаю себя достаточно циничным.
Меня заинтересовали деревянный «лодки», в которых хоронили умерших. Получается, что у умерших было довольно интересное смешение православых и местных верований.
А крыши так вообще навевают что-то буддистское.
На берегу реки Уаллагдон находится башня Мамсуровых, высотой 16 м. Верхняя часть башни разрушена, но всё равно она впечатляет своими размерами и качеством кладки. Вход располагается на высоте около двух метров; в случае опасности люди поднимались по приставной деревянной лестнице, втаскивали её за собой, запирая вход окованной железом дверью. Строительство подобных башен могли себе позволить только самые обеспеченные фамилии.
В окрестностях есть ещё несколько башен, но времени не было, нужно было ехать на границу.
Тем более, что основная дорога не функционирует с 2002 года, после того как сошёл сель с ледника Колка. Теперь сюда можно добраться только в объезд (через Верхний Фиагдон). На тупиковом участке дороги установлен памятник погибшим от ледника (N43*0.515′, E44*34.210′). Это более ста человек, а так же съёмочная группа Бодрова.

В сентябре 2002 года крупнейшая в России гляциальная катастрофа унесла жизни как минимум 125 человек. По официальным данным, при сходе гляциального селя тогда погибли 19 человек, 106 числятся пропавшими без вести, в том числе 42 человека из съёмочной группы Сергея Бодрова-младшего, снимавшего в Северной Осетии фильм «Связной».

Вечером, по пути обратно в город, кинематографистов, среди которых были семеро участников конного театра «Нарты», настиг несущийся по ущелью поток гляциального селя. Ледово-грязе-каменный поток, стартовав в 20 часов 08 минут, стремительно продвинулся почти на 20 км по долине реки Геналдон со скоростью 150—200 км/час, разрушив строения, базы отдыха, линии электропередач. Спастись никто не успел.

Спасательные работы в Кармадонском ущелье продолжались более полутора лет. Всё это время, кроме спасателей и учёных, поиски пропавших без вести вели их близкие и добровольцы, которые разбили в ущелье постоянный лагерь. Они до последнего надеялись, что кто-то мог укрыться в тоннеле. Родные погибших настояли на том, чтобы пробурить в толще льда скважины, которые вывели бы спасателей в тоннель.

Специалисты считали эту попытку бесперспективной, так как под 100-метровой толщей льда практически невозможно было рассчитать место расположения бывшего тоннеля. Между тем спасатели всё-таки прорубили 19 скважин и только 20-я, длиной 69 метров, привела их в тоннель. Однако он оказался заполнен водой, что полностью исключало версию спасения людей.

Таким образом, крупномасштабные спасательные и поисковые работы не дали результата. 7 мая 2004 года было принято решение о прекращении поисков.

Рассказ получился не очень жизнерадостным, но не расстраивайтесь, дальше будет легче.

Начало: Дорогами Закавказья. Армения.

Дорогами Закавказья. Часть I. Даргавс.: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *